Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова

Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова

^ Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ

В Москве меня ожидали огромные конфигурации в жизни. Мать с супругом покинули комнату на Арбате и переехали жить на Кутузовский проспект. Я оказалась обладательницей «роскошных апартаментов» коммунальной квартиры в 21 квадратный Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова метр окнами в сад. Открыла ключом дверь и увидела – совсем пустая комната, ничего, не считая круглого стола с прожженным треугольником от утюга, тахтенка, стул, шкаф, еще не антикварный, но уже достаточно устаревший Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова. Я села и зарыдала. От обиды, что мать мне совершенно никакая не опора, от бедности, от испуга перед жизнью, от чувства пронзительного одиночества и сиротства. Одна одинешенька! Незащищенность, ох, какая же Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова незащищенность! Ну какая же незащищенность! – проплакала я все эти предложения и пошла на кухню проверить – оставили ли мне чайник, чтоб испить чаю. С горя чай произвел магическое действие – повернул мой Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова взор на жизнь в другую сторону: я ощутила себя счастливой хозяйкой и стала лихорадочно соображать, где достать средств, и как перевоплотить всю эту рухлядь во что нибудь стильное.

Начался процесс метаморфозы. Через Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова некоторое количество дней со стенок комнаты принципиально смотрели на меня новые прекрасные обои, светились стекла окон, поблескивал натертый пол – ах, какой паркет, как в Павловске! Накрахмаленная льняная скатерть лежала на столе, и от Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова дуновения ветра шевелились новые прибалтийские занавески в крупную клеточку. Въехал в комнату (престижный тогда) на тонких козьих ножках радиоприемник «Ригонда». Появились из магазина тарелки, вилки, ножики, ложки! Все! Можно продолжать жить. И даже Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова поставить пластинку с песней в выполнении Рея Чарльза «Минуты счастья».

После обретения территориальной независимости у меня появилась потребность быть дома и спать, спать, спать. Я утомилась от нескончаемой нашей прыти с Андреем Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова, от ежедневных бессонных ночей с розыгрышами, переодеваниями, питием, курением, всплесками чувств. Нервные клеточки умоляли тормознуть, хоть на короткий срок!

Известному артисту, которого после «Бриллиантовой руки» на улице узнавал каждый, полюбилась моя коммунальная квартира Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова. Он стал приезжать туда как к для себя домой, забыв о Волковом переулке и об апартаментах на Петровке, 22. Тут, в коммуналке, в социалистическом гнезде из 5 комнат, он стал полностью своим парнем. Выходил Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова качающейся походкой ставить чайник на кухню, напевая какую нибудь зарубежную мелодию, со всеми здоровался, всегда уважительно приветствовал скульптурную кучерявую головку на древней вешалке в коридоре под заглавием «Пушкин отец Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова». Делал ручкой двум амурам, висячим на стенке, ожидал очереди в душ, перекидывался нецензурщиной с соседом Балбесом, который смотрел на него, выходящего из ванной с полотенцем на плече, как на живое божество, что Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова, но, не мешало ему стрельнуть у божества трюль ник на пол литра. Квартира была радостная и солнечная. Артист подходил к общему телефону, стоящему в коридоре, и на вопрос «Это аэрофлот?» отвечал: «Конечно, аэрофлот, разве вы Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова не чувствуете, что мы уже летим?».

Стояло лето, июль. На кухне на доске я резала салат, а он готовил любимое свое блюдо – яичницу с зеленоватым луком. Обсуждали показ артистов из школы Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова студии МХАТ в нашем театре. Выпускники, однокурсники Акробатки, игрались «Мещанскую свадьбу» Брехта. Это было все симпатично, но комплименты и экстазы достались очень безобразной, но нескончаемо очаровательной артистке, которая не была занята в Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова спектакле, а что то непонятное изображала в фиолетовых колготках, натянутых на большие ноги, в различные стороны разводились большие руки, а на лице с остановившимися очами торчал вопрос: «Что мне делать с Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова этими нескладными частями моего тела?» Она была очень выразительной фигурой и притягивала к для себя внимание. Впредь она будет называться Галошей. Галоша под рукоплескания влилась в труппу театра Сатиры. В «Мещанской Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова свадьбе» совместно с Акробаткой игралась длинноватая прекрасная артистка с зеленоватыми волосами – Русалка. Течением принесло ее в театр Маяковского, но через два года она постучится в кабинет к Чеку и… но это через два года.

– Таня Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова, у тебя ножик тупой! Лук плохо режется!

– Ты поточи ножик об ножик либо об подоконник, он мраморный, таким макаром я всегда точу ножики. Давай я тебя научу!

Кружочками нарезанные помидоры, огурцы, зеленоватый Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова салат, всякая трава лежали в большой плошке, залитые маслом и выжатым туда лимоном. Только посолить. Андрей уже сыпал в яичницу зеленоватый лук, выключил газ, и мы, прихватив с собой всю эту Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова вкуснятину, практически бегом кинулись в комнату обедать.

В Барвихе на высочайшем берегу Москвы реки сидим на нашей возлюбленной лавке. Вокруг цветет шиповник и голубеет нескончаемая даль. Скоро конец сезона и отпуск.

– Я Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова купил для тебя купальник, взгляни, нравится? – И достал из собственной сумки голубой купальник в бабочках.

– Андрюшенька, солнышко, миленький ты мой, как мне нравится! Спасибо! – завосхищалась я, а он посиживал с удовлетворенным Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова лицом, чуток улыбаясь, смотрел вдаль. Он вообщем обожал меня наряжать, и его внимание мне всегда было очень недешево. Приезжая со съемок, с концертов, из других государств, он мне всегда привозил различные вещицы – и Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова платьица, и рубашечки, тогда они назывались комбинациями, и джинсы, и туфли… а вот сейчас купальник!

Я уезжала отдыхать на юг, в Гагры, а он с папой на север – в Пярну Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова в санаторий «Эстония». Мария Владимировна оставалась в Пахре, одна «сидеть на даче».

– Мне не нравится твоя мысль поездки в Гагры. Почему ты не хочешь поехать в Эстонию с нами?

– В Эстонии холодно Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова. Меня замучили простуды. Мне нужно прогреться на солнце. И ведь я никогда не лицезрела Темного моря. Нужно на время расстаться, так как так отлично, что даже жутко!

– Видишь, мы уже понемногу отрепетировали Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова нашу… – здесь он сделал паузу и произнес: – Наши дела. И все таки я боюсь! Сам не знаю чего, но боюсь! Веди себя благопристойно! – полушутя произнес он.

– Я же лечу не одна… вкупе Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова с Туровскими, а ты их знаешь, они надежные люди. Ты тоже: гораздо меньше кури, побольше молчи, не сутулься и…

Туровские – это пара, супруг и супруга. Галина – прекрасная блондиночка с вишневыми очами, актриса Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова нашего театра, он – физик, работал в институте Курчатова. Оба конкретные теннисисты. Летели они в Гагры с массой друзей – физиков и журналистов. Но главную причину моего отъезда в Гагры я умалчивала. Не желала причинять Андрею боль Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова. Я знала, что Мария Владимировна находится в самой высочайшей степени бешенства по поводу восстания отпрыска. Неповиновение! «Как он смел с ней жить в „Астории“, когда я воспретила? Он уходит из под власти Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова! Он любит ее!» – эти вопросы взрывались в ее голове. Власть над ситуациями, людьми, предметами была главной опорой, корнями ее существования на земле. Без их она могла «обесточиться», захворать и даже умереть. Потому Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова всеми силами она цеплялась за власть, как цепляются за жизнь. Я знала, что она, не смыкая глаз, внимательно смотрит за мной своими наточенными, блестящими очами и готовит ответный удар. И Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова, улетая в Гагры, я возлагала надежды улизнуть от пеленга.

Вот уже и конец июля. Конец сезона. Конец шелкового розового длинноватого шарфа, который я обматываю вокруг указательного пальца. Мы в квартире на Волковом. Все Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова места заняты. Прощаемся намедни отпуска. Выпив рюмку, кто то гласит:

– Почему таковой рефлекс? Как выпьешь – курить охото, как у собаки Павлова рефлекс на зажженную лампочку?

– Насчет рефлекса есть история, – гласит Андрей. – В этом Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова подъезде у почтовых ящиков повстречались двое – мужчина один с десятого этажа и нафершпиленная девица. Познакомились. Она, дескать, не зайдете ли ко мне в квартиру на 2-ой этаж чайку попить Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова. Зашел. Стал входить. «Чайку попьет», позже к для себя на десятый этаж подымается. Комфортно очень. Девица оказалась одинокая и с когтями. «Я тебя так люблю, – гласит, – что желаю провести с тобой неделю, как в Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова доме отдыха, чтоб ты никуда не выходил из квартиры, а я бы тебя обымала и деньком и ночью».

Он не мог устоять. Произнес супруге, что едет в командировку на неделю. Супруга его собрала Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова, и он уехал… на 2-ой этаж. Вечерком собралась компания с ее работы, пили, пели, гуляли, позже все разошлись. Он переоделся в пижаму и только собрался нырнуть в кровать, как она Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова ему гласит: «Милый, вынеси ведро в мусоропровод!», и он в пижаме, уже поздняя ночь, пошел выносить. Выкинул мусор в мусоропровод, вошел в лифт, надавил кнопку десятого этажа и позвонил в дверь своей Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова квартиры. Открыла заспанная супруга, а он перед ней – в пижаме, опьяненный, с пустым помойным ведром! Вот это рефлекс!

Магистр для эффекта прощания заголосил свою возлюбленную песню:


Из за острова на стрежень,

На простор Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова речной волны…


Пел звучно, белоснежным голосом, как поют российские в деревне. Позже, чтоб уяснить эту ночь и зная, как Андрей трепетно относится к видимым предметам, он один за одним с балкона седьмого Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова этажа стал вышвыривать раскладные стулья. Позже все вкупе в экстазе от такового удалого жеста неслись гурьбой вниз, подбирали с улицы эти самые стулья, с таковой же скоростью летели назад в лифт Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова, подымалиь, вбегали в квартиру и снова швыряли раскладные стулья с седьмого этажа вниз, на землю. Светало. Утомившись от этой игры, я выкрикнула: «Купаться!». В Москве реке! Не успела я договорить слово «реке», как Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова мы уже все посиживали на 2-ух машинах и ехали по направлению к Филевскому парку. Разделись и брякнулись в воду. Освеженные, свежайшие после купания, поднимаемся и идем мимо новостроек. Окна черные, улицы Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова пустынные – город дремлет. И здесь Магистр складывает руки рупором и орет что есть мочи: «Подъем! Подъ ем! Подъ ем!». Этого нам показалось не много, и чтоб было, что вспомнить, мы понеслись Глава 30 НА АРБАТЕ В КОММУНАЛКЕ - Татьяна Николаевна Егорова на Воробьевы горы. Стоим кучкой на самой высочайшей точке Москвы – одномоментно вынимаются из кармашков средства, поджигаются, и мы, экзальтированные, в который уже раз условно кремируем изображенного на банкнотах Ильича.



glava-3-vvedenie-vo-vvedenie.html
glava-3-yaziki-programmirovaniya-vvedenie-v-programmirovanie.html
glava-3-zabolevaemost-naseleniya-celevaya-programma-kaliningradskoj-oblasti-programma-modernizacii-zdravoohraneniya.html