Глава 3 Железный Дровосек 10 глава

Аудитория заинтересованно насторожилась, ждя еще одного ван-теллеровского бескомпромиссного рыка. Доктор бросил на Дзинтару острый взор и подошёл к ней впритирку, звучно стуча полированной неровной клюкой. Остановившись, Ван-Теллер протянул вперёд изломанные возрастом пальцы; в ответ Дзинтара смело подала ему свою молодую ладонь. Доктор склонился лохматой седоватый головой и галантно Глава 3 Железный Дровосек 10 глава поцеловал студентке руку. Вокруг возбуждённо зашептались.

— Истинные поэты и живописцы — это творцы, — совершенно негромко произнёс доктор, выпрямившись. — Они лицезреют внезапные стороны и даже саму сущность нашего бытия… извлекают её наружу, гранят и дают другим возможность прикоснуться к этой сущности. Принцесса Дзинтара, я — старенькый фанат вашей юный поэзии. В ваших стихах Глава 3 Железный Дровосек 10 глава есть смелость и необыкновенная свежесть. А моя праправнучка Лили знает их назубок.

Доктор Ван-Теллер проковылял вспять к кафедре.

— Ваше обучение в Институте займёт 5 лет, — опять взревел он, обращаясь к аудитории. — Программка первого курса схожа для всех. За этот период времени вы познакомитесь со всеми докторами и предметами, а Глава 3 Железный Дровосек 10 глава если возжелаете, то можете без помощи других углубиться в исследование какой-либо задачи. На 2-ой год вам придётся выбирать специализацию на одном из четырёх факультетов Института.

Физико-математическая специализация предполагает исследование небиологического естественного мира. Сюда включены астрономия, планетология и химия.

На биогенетическом факультете изучают биомир, также психологию человека как Глава 3 Железный Дровосек 10 глава индивида.

Гуманитарный факультет обхватывает искусство и экономику, политику и менеджмент — всё, что относится к социуму и человеку как публичному существу.

Киберинформационное направление посвящено миру искусственных умственных систем — ботов и компов — переработчиков инфы.

За столом, где посиживала группа рослых, утонченно одетых мальчишек, завязалась оживлённая и достаточно звучная беседа Глава 3 Железный Дровосек 10 глава. Доктор сделал паузу и метнул туда серьезный взор.

— Каждый денек у вас будет по четыре пары лекционных и семинарских занятий, — продолжил он, — с перерывами ваш рабочий денек будет продолжаться с 9 утра до 5 вечера кроме среды, вполне отведённой под самостоятельные занятия. Суббота и воскресенье — это выходные, но не мечтайте отлично Глава 3 Железный Дровосек 10 глава обучаться в Институте, если в уик-энд вы будете только лодырничать!

За столом Драконов, где в центре красовался царевич Дитбит, опять появилось энергичное обсуждение. Доктор подковылял к ним и со ужасным грохотом врезал огромной клюкой по крышке стола. Дитбит и все сидящие вокруг него подскочили от неожиданности.

— Внимание, ты, сырьё Глава 3 Железный Дровосек 10 глава! — рявкнул старенькый доктор.

— Я — царевич Дитбит! — возмущённо заявил Дитбит, после сцены с Дзинтарой решивший, что доктор Ван-Теллер будет почтителен с представителем династии. Но он очень ошибся.

— Для меня это значит только то, — зарычал в ответ доктор, — что ты — безнадёжно испорченное сырьё!

Лицо Дитбита пошло красноватыми пятнами.

— В последующий раз Глава 3 Железный Дровосек 10 глава ты покинешь мои лекции навечно! — люто продолжил доктор. — И твоему папеньке придётся очень попытаться, чтоб тебя не выперли из Института!

Это касается всех, — обернулся доктор к застывшей аудитории. — В Институте обучается масса студентов из именитых и влиятельных семей, заплативших за место в Школе Эйнштейна огромные средства. Но это Глава 3 Железный Дровосек 10 глава значит только то, что никто не смеет мешать занятиям других под ужасом изгнания с лекций и исключения из Школы.

Доктор прошёл к кафедре, и стук его клюки отчётливо раздавался в мёртвой тиши.

— Кстати, желаю открыть одну тайну царевичам и иным вельможам, которых много в этом наборе, — едко добавил он. — Многие Глава 3 Железный Дровосек 10 глава предки поэтому и посылают собственных отпрысков в Институт — в надежде, что тут с их малость собьют безмерную спесь!

Только еле слышный вздох прошелестел по залу, и доктор продолжил колоритную лекцию.

— Вы должны понять главное насчёт специализаций и факультетов — по сути меж ними нет никаких барьеров! Если кто Глава 3 Железный Дровосек 10 глава-то из присутствующих задумывается, что есть учёные-физики, а есть учёные-биологи, то он опять-таки полный глупец! — опять внезапно высказался доктор. — Наука едина! — загремел гневно Ван-Теллер. — Природа не знает деления на химию, биологию и психологию, это выдумали мы — люди, а точнее — те ничтожные людишки, которые не смогли Глава 3 Железный Дровосек 10 глава вместить в собственных черепушках познание полностью. Потому они разрезали его на куски, рассовали в различные головы, и на данный момент ни одна голова не знает, что делать с этими клочками и как осознать наш единый мир!

Доктор в доказательство звучно ударил клюкой о пол.

— Как поделить химию и биохимию?

Как Глава 3 Железный Дровосек 10 глава можно учить клеточки либо биосущества, не затрагивая физические процессы в их?

Как осознать социальную динамику населения земли, не беря во внимание факта, что человек — био организм с данным, но вариабельным набором рефлексов, инстинктов и подсознательных биосоциореакций?

Как запрограммировать эффективную схему определения лица в компьютере, не исследовав её на примере людского Глава 3 Железный Дровосек 10 глава нейровосприятия?

Как конструировать бытовых ботов, не рассчитав заблаговременно, как они будут вписываться в социальную структуру нашей цивилизации — либо даже поменять её?

А в какой раздел отнести экологические препядствия?

Доктор вдумчиво прошёлся по аудитории.

— Если уж вам так охото поделить мир на куски для упрощения, то делите его на Глава 3 Железный Дровосек 10 глава системы либо объекты — дерево, Сатурн, бот — и решите, кем вы желаете стать — спецом по Луне либо ракетам, по человеку либо по всему населению земли…

В заключение первого часа доктор Ван-Теллер утомилось произнес:

— В этом семестре я буду учить вас системному мышлению, либо умению рассматривать реальные объекты во всём богатстве взаимосвязей Глава 3 Железный Дровосек 10 глава с миром вокруг нас. Только лекции, да… Семинары будут вести другие педагоги по моему учебнику «Элементарное введение в системное моделирование». Не советую опаздывать на 2-ой час! — прорычал доктор. — Всё, перерыв.

Впечатлённая лекцией Никки обернулась на зал и увидела посреди новичков многих старшекурсников — вводная лекция доктора Ван Глава 3 Железный Дровосек 10 глава-Теллера воспользовалась популярностью посреди эйнштейнианцев. Из-за коляски Никки решила не выходить из аудитории, и Джерри остался с ней за компанию. Группа студентов с Дитбитом во главе прошла мимо, и донеслось злое ворчание царевича:

— Мы ещё поглядим, кто вылетит из Института! Я позвоню папе, и он этого задрипанного старикашку…

«Не держит Глава 3 Железный Дровосек 10 глава удар, — поразмыслила Никки, — очень самолюбив и не мудр. Если попал в забавную ситуацию — нужно первому смеяться над ней. А мстительность — признак маленьких натур…»

Они остались с Джерри в зале одни. Столы и стулья были живописно завалены лэптопами, папками и колоритными куртками. Позабытые индивидуальные боты оглядывались на дверь Глава 3 Железный Дровосек 10 глава, куда ушли их хозяева. Робоптицы посиживали на спинках стульев и пересвистывались, а под столами настороженно обнюхивались киберсобаки.

— Оказывается, обучаться совместно с другими — это совершенно другое дело, чем одной читать учебник… — вдумчиво произнесла Никки.

— Почему? — спросил Джерри.

— Тут в воздухе чувствуется… не знаю, как сказать: запах ума, дух почтения к Глава 3 Железный Дровосек 10 глава мозгу, познанию… — Никки пожала плечами. — Начинаешь отчётливо осознавать, что учение — это не просто нужная, да и Нужная вещь.

— В обыкновенной школьной аудитории такового настроения нет, — увидел Джерри.

— Тогда я очень рада, что мы с тобой поступили в Институт! — воскрикнула Никки.

Джерри с наслаждением смотрел на оживлённое лицо с колоритными Глава 3 Железный Дровосек 10 глава голубыми очами и задумывался: «Ты даже не представляешь, Никки, как я этому рад…»

Отдохнувшие студенты с гиканьем и шумом рассаживались по местам. Киберживотные хвостами и лапами отрадно приветствовали собственных непостоянных двуногих друзей.

Вторую часть лекции доктор снова начал внезапно.

— Эти три четверти часа посвятим системному анализу определенного природного объекта. В честь Глава 3 Железный Дровосек 10 глава принцессы Дзинтары, написавшей прелестное стихотворение «Беззаботная бабочка моей грусти», я избрал для нынешнего анализа очень романтичный пример: бабочку, подлетающую к цветку на солнечной поляне. Будем работать вкупе. Опишите процессы, которые происходят в таком обыкновенном объекте нашего мира, как бабочка около цветка. Кто начнёт?.. Ну?.. Всего только бабочка…

Забитый первой Глава 3 Железный Дровосек 10 глава лекцией, зал смущённо молчал.

— Вам необходимо научиться не только лишь смелости мышления, да и обыкновенной, людской смелости! — повысил глас доктор Ван-Теллер. — Выступать перед большой аудиторией, высказывать свои мысли, уметь хорошо спорить и защищать собственные тезисы — без этих возможностей вам не прожить ни в Институте, ни в внешнем Глава 3 Железный Дровосек 10 глава мире.

Призыв остался без ответа.

— Хорошо, — сощурился старенькый доктор. — Начнём принудительное воспитание.

Он поглядел на ряды и ткнул палкой в направлении царевича Дитбита:

— Что вы скажете о бабочке, подлетающей к цветку?

— Ну… — нехотя поотянул Дитбит, с опаской косясь на гигантскую профессорскую клюку, — она чувствует запах цветка усиками-антеннами, при всем этом Глава 3 Железный Дровосек 10 глава происходит испарение с поверхности цветка фруктовых эфиров и других ароматичных соединений, диффузия их в воздухе, реакция молекул с поверхностью усов бабочки и раздражение её нервных окончаний.

— Хорошо, — произнес доктор. — Может, вы не так безнадёжны, как показалось поначалу.

Царевич Дитбит надменно усмехнулся.

— Что сможете сказать про нашу Глава 3 Железный Дровосек 10 глава летающую систему? — обратился доктор к Изабелле, беленькой первокурснице из Ордена Леопардов.

Та немедля залилась краской.

— Бабочка пьёт нектар, — всё-таки смогла тихо сказать она, — тем добывает для себя энергию для полёта… И ещё она опыляет цветок…

— Молодец, — поощрительно произнес старенькый доктор понимая, как было тяжело таковой застенчивой девченке ответить. — Кто желает Глава 3 Железный Дровосек 10 глава добровольно развить тему опыления?

Поднялась рука, и после кивка доктора бойкая девочка-Сова затараторила:

— Бабочка переносит пыльцу с цветка на цветок! перекрёстное опыление уменьшает риск генетических изъянов! Генотип растения определяет образование протеинов! Которые задают фенотип, рост и строение цветка! Также его цвет и запах!

— Прекрасно, — заявил доктор, — но далее в Глава 3 Железный Дровосек 10 глава цветок углубляться не будем, сейчас для нас главный объект — бабочка.

В аудитории появились добровольцы-биологи, которые наперерыв и детально обрисовали цикл перевоплощений: бабочка — яичко — гусеница — куколка — новенькая бабочка. Позже опять наступила пауза.

— А вы что скажете? — Доктор бесцеремонно ткнул пальцем в Джерри.

— Взмах крыла бабочки описывается системой гидродинамических уравнений Глава 3 Железный Дровосек 10 глава Навье-Стокса в личных производных, — не растерялся Джерри, — с помощью их можно высчитать подъёмную силу при асимметричном движении крыльев ввысь и вниз, также образование турбулентных вихрей на краях крыльев. Большая часть нелинейных гидродинамических эффектов, провождающих полёт бабочки, не решаются в аналитике и исследуются численным моделированием. А ещё Глава 3 Железный Дровосек 10 глава глаза и мозг бабочки являются сложной системой по распознаванию изображений и навигации к избранному объекту.

— Здорово! — кивнул доктор. — Даже неясно, что ещё осталось сказать об этом летающем животном.

Ван-Теллер перевёл взор на Никки, сидящую рядом с Джерри:

— Вы желаете чего-нибудть добавить?

— Бабочка сотворена, — негромко произнесла Никки, — из Глава 3 Железный Дровосек 10 глава 2-ух видов хим частей: водорода, появившегося в процессе Огромного Взрыва и имеющего возраст более 10 млрд лет, и из углерода, азота, кислорода и серы, которые образовались еще позднее — при термоядерном горении мощных звёзд. В конце собственной эволюции эти звёзды взорвались как сверхновые, и ударные волны распылили в космосе и добросили Глава 3 Железный Дровосек 10 глава до Галлактики хим элементы тяжелее гелия — углерод кислород и другие. При вспышке сверхновой звезды образовались и самые тяжёлые хим элементы — от железа до урана, — которые также можно отыскать в бабочке. Это ветреное насекомое состоит из старого инозвёздного вещества. Бабочка несёт внутри себя как следы первых минут рождения Вселенной, так жизни Глава 3 Железный Дровосек 10 глава и погибели многих звёзд…

Густые брови доктора подымалиь всё выше и выше, а Никки не спеша продолжала:

— Звёзды светят и днём, потому, не считая юного солнечного света, который летел в космосе восемь минут, на бабочку сразу падает и древнее излучение отдалёких звёзд. Этот звёздный свет покинул фотосферы собственных Глава 3 Железный Дровосек 10 глава светил сотки и тыщи годов назад, преодолел большущее место и окончил существование на крыльях земной бабочки, немного нагрев их старым теплом, может быть, уже погасших звёзд. Цветовая непрозрачность бабочки спектрально условна. Через хитиновую броню просто попадают галлактические и земные излучения, включая гравитационные и радиоволны, гамма-лучи и нейтрино. Бабочка стремительно машет Глава 3 Железный Дровосек 10 глава крыльями и сама оказывается источником низкочастотного звукового и гравитационного излучения. Она находится в искривлённом пространстве-времени вокруг Земли и движется, делая упор на воздух, тем полёт бабочки — это непрерывное бегство от падения по геодезической полосы… Довольно? — спросила Никки Ван-Теллера.

— Нет… — зачарованно протянул старенькый доктор, — я бы Глава 3 Железный Дровосек 10 глава ещё послушал…

— Бабочка отлично оперирует временем и его энергией. Согласно следствиям из специальной теории относительности Эйнштейна, бабочка и её крылья, двигаясь с разной пространственной скоростью, владеют различными скоростями времени в каждой точке крыла и корпуса. Мышцы бабочки, махая крыльями, меняют скорость времени повдоль крыла. Молекулы воздуха двигаются с большей Глава 3 Железный Дровосек 10 глава скоростью в пространстве и с меньшей скоростью во времени. Итог соударения молекул воздуха с молекулами крыльев описывается на языке традиционной физики как давление либо передача энергии, но его вернее рассматривать как обмен пространственно-временными параметрами меж атомами. Порхающий полёт бабочки — это танцующее взаимодействие личных времён и пространств бабочки, гравитационного поля Глава 3 Железный Дровосек 10 глава Земли и атмосферных молекул… Продолжать? — опять спросила Никки.

— Если есть что добавить, то — да, — как и раньше заинтересованно проговорил Ван-Теллер.

— Ну… бабочка — термодинамически открытая, самоорганизующаяся система по Пригожину и обладает целым букетом непостоянностей, к примеру неустойчивостью Тьюринга в средах диффундирующих хим реагентов, отвечающей за образование структур Глава 3 Железный Дровосек 10 глава тела бабочки и за узор на её крыльях. Можно отметить нелинейное распространение электронных импульсов в нервных клеточках, волновую непостоянность в виде пищеварительной перистальтики, также образование солитонов в длинноватых цепях белковых молекул. Бабочка — это метастабильный объект, образованный букетом структурообразующих неустойчивостей. Бабочка живая, пока нестабильна — если она избавится от неустойчивости, то Глава 3 Железный Дровосек 10 глава умрёт. Полностью размеренная система всегда мертва.

Никки решила тормознуть без всяких вопросов о продолжении. Доктор Ван-Теллер смотрел на неё с острым энтузиазмом.

— Кто вас обучил такому… видению? — заинтригованно спросил он. Студенты посиживали не дыша.

— В главном — вы, доктор, — улыбнулась Никки.

— Как так? — совершенно высоко поднял седоватые пушистые брови доктор Ван Глава 3 Железный Дровосек 10 глава-Теллер.

— Я взяла вашу книжку «Общий курс системного моделирования», — забавно объяснила Никки, — чтоб почитать о функционировании квазизамкнутых биосистем. Книжка оказалась очень полезной для расчётов моей оранжереи. А позже я так увлеклась, что прочла её всю. Многие места были очень непростыми, но я их победила, и ваша книжка… перевернула Глава 3 Железный Дровосек 10 глава моё представление об этом мире.

— Спасибо, — помолчав, произнес доктор Ван-Теллер тихим удивлённым голосом. — Самый ценный отзыв, который я когда-либо получал о собственной книжке… К сведению других, — обратился он к аудитории, — «Общий курс» — не школьный, а институтский учебник.

Он оборотился опять к Никки.

— Я вызнал вас, вы — мисс Никки Глава 3 Железный Дровосек 10 глава Гринвич, прожившая на астероиде 10 лет?

Никки согласно кивнула.

— У меня к вам просьба, — внимательно смотря на Никки, произнёс доктор. — Скоро выходит новое издание «Общего курса». На суперобложке издатели обожают располагать похвалы книжке от всяких знаменитостей. Как удобный человек, я желал бы привести ваш отзыв о моей книжке большим шрифтом Глава 3 Железный Дровосек 10 глава на обложке. — Доктор поднял руку с т-фоном, записывающим всю лекцию. — Я уверен, это приметно подымет уровень продаж. Вы согласны?

— Естественно, доктор, — просто согласилась Никки.

— С вашим портретом? — уточнил доктор.

— Как вам будет угодно, — не возражала Никки. Аудитория еле слышно, но дружно загудела.

— Скажите, — продолжил доктор, наклонившись к Глава 3 Железный Дровосек 10 глава Никки, — а вас не изумила моя такая… очень деловая просьба? — Он смотрел на неё со странноватым вниманием.

— Нет, — улыбнулась Никки, — это вполне соответствует системной парадигме, изложенной в вашей книжке. А могу я рассчитывать на 10 процентов от роста продаж вашего учебника?

— Сможете! — Доктор расхохотался, и глаза его торжествующе блеснули. Он медлительно заковылял Глава 3 Железный Дровосек 10 глава к кафедре, делая упор на гигантскую клюку. — Навряд ли кто сообразил, — забавно произнёс Ван-Теллер, — но я инспектировал, как мисс Гринвич усвоила последнюю главу моей книжки. Она усвоила её отлично! Но это был не просто тест, — обернулся доктор к Никки, — все наши контрактённости остаются в силе.

— Нисколечко не колебалась Глава 3 Железный Дровосек 10 глава, — произнесла Никки.

Школьники не выдержали и забубнили.

— Принцесса Дзинтара, — доктор тормознул около фронтальных столов, — а вы чего-нибудть желаете сказать о бабочке, которая порхает в этом зале в вашу честь?

— Она красива, — произнесла Дзинтара, — и это её основная загадка. Когда я смотрю на полёт бабочки, моё Глава 3 Железный Дровосек 10 глава сердечко трепещет от счастья и тоски. Почему? Может, мы в древности дружили с этой бабочкой, и генетическая память о тех временах ещё живая? Либо во мне существует эстетический контур, резонирующий с музыкой, бабочкой, стихом? А может, это нескончаемая мечта о крыльях и свободе бьётся и рыдает во мне?

Принцесса замолчала. Доктор Глава 3 Железный Дровосек 10 глава бездвижно постоял около неё, позже доковылял до кафедры и оборотился к аудитории лицом.

— Браво всем, — произнес он, улыбаясь.

Он уже не походил на буйного брутального старика с первой лекции. Лицо его стало светлее и мягче.

— Вы сейчас посодействовали мне принять принципиальное решение, — негромко произнёс доктор Ван-Теллер. — Я собирался отрешиться Глава 3 Железный Дровосек 10 глава от еще одного курса омоложения — больно, недешево, надоело… — и уйти на окончательный покой в конце этого семестра. На данный момент я отважился ещё раз дать свои старенькые кости этим эскулапам — пусть истязают… Поработаю пару лет, погляжу на ваш набор… что из вас получится… — Доктор поглядел на Дзинтару, Никки Глава 3 Железный Дровосек 10 глава, обвёл взором аудиторию. — Все свободны.

Лекцию по литературе вела доктор Джоан Гуслик, худощавая высочайшая дама с сероватыми очами. Она ознакомила школьников с программкой грядущего курса, и Никки с облегчением удостоверилась, что в плане нет мыльных опер и сценариев Луновуда. Литературные занятия по традиционной прозе, современным снежам и Глава 3 Железный Дровосек 10 глава разным формам мировой поэзии обещали быть очень увлекательными, а домашние задания — прочесть и обмозговать какую-нибудь книжку — выглядели, исходя из убеждений Никки, просто развлечением.

Неплохой новостью было и то, что весь сентябрь студентам-первокурсникам будут читать только лекции. Семинаров и домашних заданий не будет — чтоб студенты за 1-ый месяц Глава 3 Железный Дровосек 10 глава успели приспособиться к Институту и ритму его обучения. Лекции никто и не задумывался конспектировать — они автоматом записывались во внутреннюю компьютерную сеть Института — и текст, и видео. Все желающие могли ещё раз прокрутить увлекательный кусочек лекции, также полюбоваться испуганным лицом Дитбита в момент, когда доктор Ван-Теллер с грохотом врезал Глава 3 Железный Дровосек 10 глава по его столу собственной известной клюкой.

За обеденным столом, когда завершилось оживлённое обсуждение впечатляющих лекций Ван-Теллера, Никки спросила большей частью молчащего Хао:

— Робби гласил, что ты увлекаешься японской поэзией. Что же все-таки это такое?

Хао помыслил и тихо произнес:

— Я не люблю в поэзии формальных определений. Идеальнее всего привести Глава 3 Железный Дровосек 10 глава пример. Лаконичный стиль японского трёхстишия хокку разрешает написать только три маленьких строчки, которые должны вместить всё почти все, что ты желал сказать…

Хао незначительно помолчал, позже отважился.

— Это я написал вчера вечерком:

Звезда мелькнула.

Солнечный блик пробежал

в хрустальной нити.

За столом воцарилась пауза.

— Мне очень нравится! — воскрикнула Никки.

— Ну и Глава 3 Железный Дровосек 10 глава ну, Хао, ты этим много произнес… — удивлённо хмыкнула Дзинтара. — Да… я ещё никогда не была в компании сверстников таким аутсайдером. Это новое для меня чувство, оно… тонизирует.

— Принцесса Дзинтара, ты страшная кокетка, — буркнула Никки, и они пошли на послеобеденные лекции. А у Джерри на лице ещё длительно сохранялось озадаченное Глава 3 Железный Дровосек 10 глава выражение.

Небесную механику преподавал старый, с хорошим длинноватым лицом, доктор Арно Рой. Он приглянулся всем студентам тем, что не стал засыпать их математическими знаками либо аксиомами, а длительно и детально дискуссировал такие обыкновенные с виду уравнения, как ньютоновский закон гравитации и его же традиционный закон динамики, связывающий Глава 3 Железный Дровосек 10 глава силу, массу и ускорение.

Доктор старался уверить студентов, что обыкновенные уравнения скрывают внутри себя массу необыкновенных вещей, и если человек не соображает трудности, то пишет много формул, а если соображает — то всего две. Все ему охотно поверили.

Галлактический холл Института был известен голографическими галлактическими пейзажами.

В центре холла парила тридцатиметровая сверкающая Глава 3 Железный Дровосек 10 глава Вселенная в виде клочковато-ячеистого облака золотистых пылинок, сворами окружающих бессчетные внутренние пустоты. Эта приятная модель мира содержала более 100 млрд галактик-пылинок, в масштабе один к 10 триллионам триллионов.

По четырём углам Галлактического холла размещались изображения более принципиальных для людей объектов.

Слева десятиметровый диск Млечного Пути — нашей спиральной Глава 3 Железный Дровосек 10 глава Галактики с реальным поперечником в 100 тыщ световых лет — величаво крутился вокруг чёрной дыры в миллионы солнечных масс. От центра Галактики раскручивались калоритные спирали — огромные волны, проходящие по газовому диску. Этот могучий прибой без утомились сжимал галлактический водород и зажигал юные звезды в галактических рукавах. Ускорить развитие событий в Глава 3 Железный Дровосек 10 глава модели можно было так, что звёздочки в спиральных рукавах вспыхивали и угасали, как крохотные светлячки.

В правом углу холла размещался объект размером всего в несколько световых часов, но зато самый увлекательный: Галлактика. Вокруг Солнца крутились 10 разноцветных шариков основных планет и несколько тыщ искорок более узнаваемых представителей пояса астероидов, комет и транснептунов Глава 3 Железный Дровосек 10 глава. Изображения планет двигались в четком согласовании с реальным положением светил, и нередко в холле можно было созидать спорящих школьников:

— Взгляни, для нас Марс на данный момент должен находиться около самого Солнца… Я же гласил для тебя, что вчера мы лицезрели Юпитер!

Ещё один угол холла отводился Земле и Глава 3 Железный Дровосек 10 глава Луне. Трёхметровый глобус Земли демонстрировал реальную погоду в каждой точке планетки. На беспокойной родине населения земли закручивались спиральные облака ураганов, вспыхивали блики молний земных гроз и медлительно дрейфовали отколовшиеся от Антарктиды айсберги.

По кратерированной поверхности безмятежной Луны ползла ночная тень, стеклянные купола лунных городов разгорались в сумерках и угасали лунным Глава 3 Железный Дровосек 10 глава днем, заливаемые светом Солнца, висячего по соседству в Галлактическом холле.

В четвёртом углу парили красный Марс со спутниками Фобосом и Деймосом и наикрупнейший астероид, получивший не так давно политический статус истинной планетки — каменная Церера, скрывающая под тёмной, неровной поверхностью богатейшие припасы льда. На Марсе и Церере существовали наибольшие инопланетные и Глава 3 Железный Дровосек 10 глава внелунные галлактические поселения людей.

Любая модель висела в облаке сразу прозрачной и непрозрачной черноты, через которую детали галлактических моделей были видны, а стенки зала — нет.

В Галлактическом холле нередко толпились группы студентов с педагогом, растолковывающим устройство мироздания. Вот и сейчас, в 1-ый учебный денек, в холле проходила лекция Глава 3 Железный Дровосек 10 глава известного доктора Мазера, выпускника-«совятника» Школы Эйнштейна. Доктор длительно работал в галлактическом агентстве Юнайтед Стейтс — НАСА, а на данный момент переехал в Международную обсерваторию Луны и нанёс визит возлюбленному Институту.

— Основная умопомрачительная особенность Вселенной — это её расширение, — с пылающими очами гласил худенький, очень высочайший доктор Мазер, демонстрируя Глава 3 Железный Дровосек 10 глава на золотистое скопление в центре холла. — В модели этот парадокс смотрится как неспешное повышение радиуса шара — со скоростью один метр за млрд лет. Вырастают и расстояния меж скоплениями галактик… меж этими светящимися структурами и клубками… но размеры самих галактик — отдельных искорок — приблизительно постоянны. Гравитационно связанные скопления галактик тоже размеренны. Всю Глава 3 Железный Дровосек 10 глава Вселенную заполняет практически однородное реликтовое излучение — следствие Огромного Взрыва, породившего наш мир.

Доктор Мазер, увлёкшись, зашёл вовнутрь модели. Он размахивал руками, и из рукавов его пиджака вылетали калоритные облачка галактик, а в разлохмаченных волосах запутывались сверхновые звёзды и галлактические туманности.

Лектор скомандовал Вольдемару — и тот показал школьникам всю историю Вселенной Глава 3 Железный Дровосек 10 глава, очень ускорив скорость эволюции. Перед восхищёнными ребятами в облаке мрака полыхнула яркая вспышка, стремительно расширилась и погасла. Наступила мгла. Скоро в ней засветились искры галактик. Их становилось всё больше и больше, они разгорались бессчетными звёздами, и равномерно Вселенная заполучила современный вид.

— Где же тут мы? — растерянно спросила девочка-Оленёнок Глава 3 Железный Дровосек 10 глава.

— Мы живойём в этой привлекательной броской пылинке, плоской, как крохотная золотая монетка размером в одну десятую мм, — ответил лектор, указав лазерной зелёной стрелой на ничем не приметную искорку в Центре ячеистого облака Вселенной.

Доктор хлопнул в ладоши, и потолок Галлактического холла перевоплотился в звёздное ночное небо.

— Вот Глава 3 Железный Дровосек 10 глава Млечный Путь, простирающийся через весь небосвод. Это наша Галактика в профиль — мы лицезреем изнутри ту пылинку-диск, точнее, наиблежайшие к нам звёзды диска. Они все медлительно крутятся вокруг центра Галактики, который находится в созвездии Стрельца. Тёмная полоса по Млечному Пути — это прохладные галлактические облака, которые загораживают от нас звёзды. 100 млрд Глава 3 Железный Дровосек 10 глава светил исключительно в нашей Галактике! Поглядите на это прекрасное небо! — с торжеством воскрикнул доктор Мазер. — На разноцветные звёзды, вокруг которых крутится огромное количество огромных и малеханьких планет, где текут азотные реки, гремят метановые океаны, зацветают странноватые растения и бегают необыкновенные животные. Там живут разумные расы, владеющие умопомрачительной культурой. Эти Глава 3 Железный Дровосек 10 глава существа знают и могут почти все, о чём мы ещё не догадываемся… Да и мы обладаем кое-чем, чего нет у их!..

Доктора перебил мальчик-Дракон с сумрачным взглядом:

— Сэр, а правда, что южноамериканское агентство НАСА уже триста лет прячет тарелку с мёртвыми инопланетянами на скрытой военный базе Глава 3 Железный Дровосек 10 глава?

Мазер забавно засмеялся. Позже в затруднении почесал затылок.

— Если я вам скажу, что это неправда, вы мне не поверите — скажете, что это потаенна не моего уровня… Но учтите две вещи: во-1-х, такового рода секрет тяжело сохранить даже три года, не говоря уж о более продолжительном сроке… 2-ое: последующая история стопроцентно Глава 3 Железный Дровосек 10 глава обосновывает беспочвенность таких слухов, по последней мере — для меня. НАСА всегда испытывает трудности с финансированием и употребляет всякую сенсацию для подогревания энтузиазма к своим исследованиям. Если реальных сенсаций нет, то они создаются из рядовых работ — неспециалисты всё равно не замечают различия…

Доктор обратился к аудитории:

— Вы понимаете, что Глава 3 Железный Дровосек 10 глава в Антарктиде находить метеоры очень комфортно? Хоть какой отысканный на антарктическом леднике камень оказывается метеором — ведь на поверхность многокилометровой толщи льда камешки могут попадать только с неба… Не считая того, ледники как раз кстати ползут, вынося галлактическую добычу к побережью, где более кстати тают, образуя целые залежи метеоров Глава 3 Железный Дровосек 10 глава. Когда в двадцатом веке в Антарктиде начался массовый сбор метеоров, то посреди тыщ обыденных метеоров из пояса астероидов учёные отыскали много лунных камешков и несколько метеоров с Марса. И в их нашли микроскопичные отпечатки каких-либо палочек, похожие на окаменелые бактерии. Это была сенсация! НАСА демонстрировало эти бактерии всем Глава 3 Железный Дровосек 10 глава и везде и достигнуло роста финансирования и организации новейшей программки по исследованию марсианской жизни.

Сейчас представьте для себя: НАСА имеет в руках таковой козырь, как останки инопланетян, и не употребляет его?! — Мазер засмеялся. — Да они гремели бы этими зелёными костями по всем пресс-конференциям и раскручивали бы сенсацию до того Глава 3 Железный Дровосек 10 глава времени, пока забитые скорым нашествием плотоядных чудовищ мещанины и правительство не раскошелились бы на резкое повышение бюджета НАСА. Если америкосы так обрадовались не очень достоверным микробам, то для меня всё становится понятно с легендами о спрятанных летающих тарелках… Очень маленький бюджет НАСА — всего полпроцента от муниципальных расходов — сам по Глава 3 Железный Дровосек 10 глава для себя свидетельство того, что никто в североамериканском правительстве не верует в инопланетян. Население земли всё ещё растрачивает на косметику средств больше, чем на галлактические исследования. Но, как я вам уже гласил, внеземная жизнь во Вселенной, непременно, существует, и вопрос исключительно в том, как далека она от нас и Глава 3 Железный Дровосек 10 глава на какой культурной стадии находится.


glava-3-trebovaniya-k-rezultatam-inzhenernih-iziskanij-i-proektnoj-dokumentacii-v-celyah-obespecheniya-bezopasnosti-zdanij-i-sooruzhenij-18-glava.html
glava-3-trebovaniya-k-rezultatam-inzhenernih-iziskanij-i-proektnoj-dokumentacii-v-celyah-obespecheniya-bezopasnosti-zdanij-i-sooruzhenij-6-glava.html
glava-3-trebovaniya-pozharnoj-bezopasnosti-k-tehnologicheskim-pravila-pozharnoj-bezopasnosti-na-zheleznodorozhnom.html