Глава 3. У истоков Великой реки

Утром последующего денька, тумен саков-уранхаев оставил сзади озеро и направился на север, в сторону величавой горы Мунку-сырдык, чья белая шапка властвовала над всей окрестностью. Войско из-за обоза и скота преодолевало в денек всего четыре кёся.

На 3-ий денек пути, тумен вышел на перевал, за которым начинался «Улу оюр Глава 3. У истоков Великой реки», и оставив слева от себя заснеженный пик, начал спускаться вниз, двигаясь повдоль маленький речки, текущей меж 2-ух отрогов в сторону лесистой равнины.

С седловины перевала, вослед уходящему в неизвестность тумену, длительно смотрел Бастемир-боотур и прибывшие с ним вояки. Ещё намедни, оставив свои тумены у озера Хобсогол, Бастемир-боотур Глава 3. У истоков Великой реки с соткой воинов догнал уранхаев на подъёме и сопроводил их до самого перевала. И тут на границе Улу оюра, два старенькых побратима Чолбон-боотур и Бастемир-боотур в итоге прочно по-братски обнялись и расстались навечно.

- Брат! Пусть Тангара вам поможет! – кликнул Бастемир-боотур вослед уже спускавшемуся вниз Глава 3. У истоков Великой реки Чолбон-боотуру.

Тот тормознул и, повернувшись, бросил ему в ответ - Уруй-Айхал!75

75) Уруй-Айхал! – междометие, выражающее одушевление, клич (лозунг) применяемый саха-уранхаями и доныне и соответствует «Слава, славься»;

В пути, зависимо от нрава местности, тумен двигался то лесом, то открытыми участками, а то и каменистым берегом горной реки Глава 3. У истоков Великой реки, иногда переправляясь вброд с 1-го на другой сберегал петляющей реки.

Шли по чужой местности, и потому тумен держал предбоевой порядок, с выделением охранений. Но всё же, неожиданного нападения избежать не удалось. Уже практически на выходе из горного прохода, на передовой отряд, возглавляемый Нюргун-боотуром, напали тунгусы.

Место для засады было Глава 3. У истоков Великой реки выбрано очень искусно. Тут, русло горной речки сжималось в тисках каменистых берегов, и поток воды преобразовывался в бурную стремнину. Правый сберегал на значимом пространстве представлял собой скальный обрыв, который как будто стенка вставал из воды. Левый же пологий сберегал – узенькая каменистая россыпь, на край которой выходил густой лес.

Тунгусы, устроившие засаду Глава 3. У истоков Великой реки, пропустили головной дозор передового отряда, а участь 10-ка воинов из левого бокового охранения была грустна. Неожиданное нападение предрешило финал этой недлинной схватки в лесу, и когда в узенький проход втянулась вся передовая тыща, на неё из леса внезапно обвалился град стрел, и сходу прямо за ним Глава 3. У истоков Великой реки, всю походную колонну с левого фланга штурмовали тунгусские вояки.

Неожиданность нападения возымела свою губительность – под градом стрел сходу появились утраты, и началось определенное смятение, ведь тунгусские вояки практически врубились в бок колонны. Но сюзбасши не растерялись, стали подавать команды и скоро бой стал управляем по всему берегу реки.

Стремнина аква потока Глава 3. У истоков Великой реки не позволяла уранхаем маневрировать, и неожиданную атаку пришлось отражать с места, только развернув строй на лево, лицом к противнику. Ожесточенный бой накоротке, шёл сразу по всей глубине колонны и тут всё решали не только лишь отвага и мастерство вояки, да и его экипировка и вооружение.

Тунгусам не удалось раздробить Глава 3. У истоков Великой реки боевой строй тыщи Нюргун-боотура с налета, и скоро их начальный фуррор уступил место ратному мастерству атакованных.

К тому же, замыкающей сотке удалось в скоротечной схватке убить противостоящих ей тунгусов и она начала вытеснять нападавших с фланга. Скоро верховые, облаченные в доспехи и имеющие стальное орудие воины-уранхаи раз, за Глава 3. У истоков Великой реки разом разя противника ударами сабель и копий, начали везде вытеснять тунгусов назад к лесу.

Нюргун-боотур уже сразил пятерых тунгусов, когда в круговерти близкого боя прямо перед его жеребцом появился крепкий тунгусский вояка с копьем.

Боотур поддал жеребцу ногами и устремился на неприятеля, но тот оказался не из Глава 3. У истоков Великой реки застенчивого 10-ка и ощетинился копьем. Удар. Копье тунгуса вошло прямо в грудину скакуна, и он, ещё продолжая свое движение, совместно с наездником стал заваливаться на правый бок.

В падении, тысячник сумел откатиться от жеребца, и сходу не выпуская из рук саблю, вскочил на ноги. Тунгусский вояка был здесь как здесь Глава 3. У истоков Великой реки, его копье осталось в пронзенном жеребце, и сейчас в его руках была мощная древесная палица. Нургун-боотур пару раз рассек воздух перед тунгусским воякой, чтоб приостановить его наступательный порыв, увернулся от еще одного удара палицы, сделал неверный выпад саблей и, увернувшись ещё от 1-го от размашистого удара Глава 3. У истоков Великой реки противника, в прыжке с разворотом рубанул тунгуса по шейке. Его голова здесь же слетела с его плеч, фонтан крови стукнул ввысь и оросил все камешки вокруг, а тело … упало на колени, замерло, и чуток подавшись вперед, ничком свалилось на окровавленную гальку.

Здесь же рядом раздались звучные клики. Наиблежайшие Глава 3. У истоков Великой реки тунгусские вояки кинулись наутек, и скоро бегство неприятеля обхватило всё место схватки. Уранхаи сразу устремились прямо за убегающими неприятелями, разя их на ходу, и общая команда - Тохтан76! Тохтан! - не сходу положила конец преследованию.

Убедившись в том, что тунгусы безповоротно обратились в бегство, Нюргун-боотур направил в сторону шедших кое-где Глава 3. У истоков Великой реки сзади основных сил тумена, десяток собственных воинов, что бы предупредить их о вероятной угрозы и только после стал приводить в порядок собственный возбужденный внезапной схваткой отряд.

Невзирая на скоротечность схватки, и откровенно худшую оснащенность противника, утраты были и у уранхаев. Тунгусское воинство составляли сплошь опытные и меткие охотники. Посреди их Глава 3. У истоков Великой реки было много и достойных воинов, так, что от рук их полегло и много людей Нюргун-боотура. Но, на, то и толика вояки – пасть в бою с орудием, величавая честь для него. Пока оказывали помощь раненым, обусловились со своими потерями и разобрались с пленными тунгусами, прошло много времени, и денек Глава 3. У истоков Великой реки стал близиться к концу. Невзирая на это, двинулись далее, ибо на месте боя, невзирая на победу разбивать лагерь было нехорошо. Тела собственных павших воинов забрали с собой, потому что похоронный ритуал решили провести утром.

Как тысячник обусловился с местом ночлега, в лесу сразу расставили сторожевые посты и под их Глава 3. У истоков Великой реки охраной стали разбивать походный стан. Проходя через этот густой лес, головная тыща тумена, в отличие от открытых просторов степи, юрты не ставила. Вояки только группировались своими десятками вокруг собственных костров и ночкой спали здесь же на открытом воздухе. Так же у костра устроился на данный момент и сам Глава 3. У истоков Великой реки тысячник.

Пока на костре готовилась нехитрая походная трапеза, Нюргун-боотур сидя на снятом с жеребца седле, через толмача77 Хабарку опрашивал пленных тунгусов. Со времен последнего похода на восток, в каждой тыще были вояки, быстро изъяснявшиеся на тунгусском языке.

76) Тохтан! – Остановитесь!, с якутского языка;

77) толмач – переводчик;

Как оказывается, за уранхаями Глава 3. У истоков Великой реки наблюдали, как они вошли в пределы Улу оюра. Отряд тунгусов, осуществивший нападение на передовую тыщу был сводным и состоял из тыщи трёхсот тунгусских воинов. Его предводителем был именитый тунгусский охотник и вояка Далахай, тот которого и свалил сам Нюргун-боотур.

Уже с утра, двоих, захваченных в плен тунгусов Глава 3. У истоков Великой реки, Нюргун-боотур с еще одним посыльным десятком выслал в главные силы тумена - к хану, а 1-го, более разговорчивого оставил у себя. Этот покладистый юный тунгус в обмен на обещание сохранить ему жизнь и свободу, поведал Нюргун-боотуру всё, что знал об этих местах.
С его слов выходило, что неподалеку к востоку, всего Глава 3. У истоков Великой реки в 3-х дневных переходах есть большущее озеро Баргуз. В озеро впадает и из него же вытекает одна большая река Селенга, но река эта течёт посреди тайги и гор, и уходит далее на запад, а не на север.

Новость о наличии озера и большой реки была обнадеживающей и потому с Глава 3. У истоков Великой реки командиром посыльного 10-ка, уводившего пленных тунгусов, Нюргун-боотур передал сведения о местности, впереди и сообщение о том, что он идет далее вперёд, но ждёт указаний о последующих действиях.

Посыльный онбасши Туллук, получивший задачку лично от Нюргун-боотура, осознавал, что чем резвее он доставит пленных и возвратится назад Глава 3. У истоков Великой реки, тем будет лучше и потому, получив указания тысячника, без излишних слов прошёл к ожидавшим в отдалении своим воякам, вскочил на собственного жеребца.

– Бардыбыт78! – коротко бросил он, разбирая поводья, и первым тронул жеребца. Все 10 его воинов, здесь же запонукали собственных жеребцов и рысью двинулись прямо за ним.
У 1-го из Глава 3. У истоков Великой реки их на поводу был жеребец, на котором посиживали связанные совместно два пленника-тунгуса. Десяток воинов, вереницей проезжавщий через стан собственной тыщи, молчком провожали взорами все встречавшиеся на их пути, и так длилось пока их фигуры не затерялись посреди деревьев. Вот, в конце концов, Туллук и его вояки, двигаясь Глава 3. У истоков Великой реки в оборотном направлении по торенному вчера пути, добрались до бекета79. Бекет – четвёрка воинов у костра посреди деревьев. Кое-где слева и справа, на удалении видимости друг дружку, вокруг разбитого на ночь стана тыщи были расставлены другие вояки.

Находившиеся на посту вояки были из другой сотки и, хотя знали путников, но порядок Глава 3. У истоков Великой реки несения службы в охранении не нарушали.

- Тохта! Туллук, ханна бардыгыт?80

- Туменге81 – ответил онбасши и, достав из-под горлового выреза кольчуги, показал им маленькую серебряную пластинку на узком кожаном ремешке.

78) бардыбыт – двинулись, с якутского языка;

79) бекет – пост, пикет;

80) Тохта! Туллук, ханна бардыгыт? – Стой! Туллук, куда направились?, с якутского;

81) туменге – в тумен Глава 3. У истоков Великой реки, с якутского;

На пластинке была изображена парящая птица – это был всем узнаваемый символ гонцов. Вояки на посту расступились и только напутствовали тронувшихся далее уранхаев - Сэрэнян сыллин! 82

Чем далее двигался отряд Нюргун-боотура, тем ниже он спускался, и тем обширнее становилась речка, повдоль которой лежал их путь. Лес впереди Глава 3. У истоков Великой реки вроде бы раздвигался перед вояками и кое-чем напоминал предгорья Хангая. Чувствовалось, что впереди огромное открытое место.

Скоро тыщу догнали оба посыльных 10-ка, направленных к хану после схватки с тунгусами. На взмызленных жеребцах, Туллук привёз Нюргун-боотуру указание выйти к озеру и ждать прибытия основных сил тумена Глава 3. У истоков Великой реки.

В конце концов, на 3-ий денек пути, утром выйдя на практически степной простор, передовая тыща после пополудни достигнула берега озера. Зрелище было просто непередаваемое. И хотя все вояки тумена были и на берегах Окружного моря, но были они там зимой и лицезрели только одно безграничное безмолвие льда и снега Глава 3. У истоков Великой реки. А здесь, сверху, с низких скальных берегов были видны как неоглядный простор, так и несусветная глубина озера, а его мощь ощущалась в волнах, разбивавшихся о горы. Но место, куда вышел передовой отряд, было не очень комфортно для стоянки и потому, чтоб встать на ночлег пришлось двинуться далее, повдоль берега на лево Глава 3. У истоков Великой реки, туда, где было видно, что сберегал положе. Прошли ещё с один кёс, до того как вышли туда, где скальный сберегал сменился пологим песочным, а лес отошёл далековато от берега на уважительное расстояние. Тут раскрывалась довольно огромное, практически степное место, прилегающее к озеру и рассекаемое в центре рекой. Место было в Глава 3. У истоков Великой реки самый раз, и Нюргун-боотур малость подумав, решил тормознуть тут и разбить собственный стан на берегу озера и невдали от леса. Вода и дрова должны быть рядом, это 1-ое правило при выборе места стоянки. Скоро уже стояла юрта мынбасши, и вокруг неё, уже дымило огромное количество костров. Табуны Глава 3. У истоков Великой реки лошадок с водопоя уже направлялись на пастьбу. Дальше за ними, в степи была видна сотка верховых воинов, уходящих вдаль от стана. Это выдвигалась сторожевая сотка, назначенная для прикрытия со стороны степи. Другая сотка уже выставляла свои посты по границе леса и степи. Сюзбасши Баскандал как никогда был доволен Глава 3. У истоков Великой реки задачей, которая досталась ему сейчас. Одно дело было стоять на постах на открытом пространстве под солнцем, а другое - под сенью леса. Пока расставляли посты, Баскандал слышал за спиной удовлетворенные дискуссии собственных воинов, и это было отлично.

Линия постов сотки Баскандала была недлинной, всего с полкёся и потому сюзбасши Глава 3. У истоков Великой реки выставил всего 10 постов по 5 воинов. Посты стояли в прямой видимости друг от друга, на расстоянии приблизительно в два полёта стрелы.

82) Сэрэнян сыллин! – Будьте аккуратны!, с якутского языка;

Сам сотник совместно с полусотней, оставленной им для резерва и следующей смены всех постов, решил поместиться на краю леса у самого озера Глава 3. У истоков Великой реки. Пока он возвратился с расстановки охраны, уже стемнело и на избранной им стоянке, всё уже было готово к вечерней трапезе. В походе сотник питался из общего котла, совместно со своими вояками и сейчас, сойдя с жеребца, Баскандал направился прямо к кострам. Еду, каждый десяток готовил без помощи других, а сюзбасши питался Глава 3. У истоков Великой реки совместно с десятком Джеремея. Когда сюзбасши приблизился к кострам, хохот и звучные дискуссии закончились, вояки уже снявшие доспехи и чувствовавшие себя просто и вольготно встали. Сотника Баскандала, опытного вояки уважали, а юные вояки даже побаивались.

Баскандал, сидя на брошенном, на землю седле, держал в крепких руках касешку Глава 3. У истоков Великой реки и говорил сцену из некий охоты. Рядом с ним также на седлах, а то и просто на свернутых овчинных полушубках посиживали Джеремей и вояки его 10-ка. Ели уранхаи, как и полагается, сидя вокруг собственного костра и за ранее одарив Байаная83. Совершенно юный юноша Хабырыс, при всем этом был только и занят Глава 3. У истоков Великой реки тем, что потчевал сотника и собственного онбасши. Юные вояки в походе несли эту обязанность попеременно. Сейчас была отварена копченая баранья ляжка, к которой был добавлен подстреленный тут же заяц. И сейчас поев мяса, вояки, неспеша, запивали его наваристым мясным бульоном с куртом84. В походе все поправлялись идиентично, походными припасами и Глава 3. У истоков Великой реки только на длительных стоянках либо когда удавалось добыть одичавшего зверька, возникало обилие в еде.

Костер, в который Хабырыс подбросил дров, забавно затрещал. В отдалении у других костров тоже были слышны дискуссии. Кое-кто из воинов уже начал отходить от костров. Скоро стремительно стемнело, и под светом Глава 3. У истоков Великой реки дальних звёзд раздалась непривычная для этих мест печальная песня.

...

К полудню вторых суток показались идущая повдоль берега озера уплотненная колонна основных сил тумена, и к вечеру равнину уже было просто нереально выяснить. Огромное количество людей и скота заполнило всё место на целый кёс повдоль берега и вглубь степи.

Уже скоро людей Глава 3. У истоков Великой реки стремительно облетела известие, что назначена стоянка на 5 дней. Это был 1-ый раз, когда в этом походе тумен встал на таковой длительный отдых. Если 1-ый денек люди просто отдыхали, то на 2-ой денек в лес от каждой тыщи ушли маленькие отряды охотников, а на берега озера и реки вышли Глава 3. У истоков Великой реки не только лишь одиночные рыболовы, да и целые группы рыбаков, посреди которых было много мальчишек постарше. Они же и стали первыми, кого осчастливил Байанай.

83) Байанай – в якутском мирозрении дух, владелец тайги, покровитель охотников и рыболовов;

84) курт – тюркский жесткий сыр белоснежного либо бежеватого цвета, получаемый из подселенного створоженного молока, спрессованного и Глава 3. У истоков Великой реки высушенного на солнце, в случайной форме, нередко в форме шариков;

Трое друзей Ильдис, Байбал и Томпо, ещё намедни вечерком порезали для себя ивовых удилищ и оснастили их. А уже с ранешнего утра мальчишки пробовали свои силы на неведомой им реке. Ильдису двенадцать лет от роду, а двум его Глава 3. У истоков Великой реки друзьям по тринадцать. Мальчишки были отпрысками воинов из пятой сотки тысячника Томтор-боотура и издавна дружили.

Нынешняя рыбалка, была очередной затеей Байбала, который верховодил в их кругу. Мальчишки были довольно опытными рыбаками, но сейчас рыбалка очевидно не клеилась. Дело в том, что меж ними и другой группой знакомых им Глава 3. У истоков Великой реки мальчиков был заключен спор – кто из их ранее изловит на незнакомом месте рыбу и у кого будет самый большой улов. Поначалу конкуренты договорились отправиться на озеро, но позже передумали из-за его удаленности. Их тыща стояла далее всех и потому конкуренты по обоюдному согласию направились на реку. И сейчас, Айтал, Борук Глава 3. У истоков Великой реки, Улахан и Сунтар, ребята чуток постарше, заняли лучшее место. Они облюбовали ивовые заросли и просто недопустили туда младших рыбаков. Друзьям не оставалось ничего другого как пытать счастья в других местах, и они стали осматриваться, что там выше и ниже по течению. Но сберегал всюду был не особо Глава 3. У истоков Великой реки примечателен и ребята, сговорившись, направились ниже по течению. Рыбалка не клеилась ни у тех и не у этих. Было несколько поклёвок, но рыбаки торопились, и пока ничего не удавалось изловить. Это и понятно, на кону с одной стороны стояли три наконечника для стрел и старенький источенный ножик с Глава 3. У истоков Великой реки другой.

В конце концов Ильдис вспомнил такое, о чём ему не раз гласил отец. Мальчишка вставил конец удилища в землю, поднялся на травянистый сберегал и всмотрелся в сторону степи и в обе стороны повдоль реки, а потом бегом устремился ещё далее вниз по течению реки. Место, куда побежал Ильдис Глава 3. У истоков Великой реки, было довольно далековато и почему то с берега не просматривалось. Оттуда подымался дым, а означает, там был костёр, и это стоило того, что мальчишка пустился туда во всю свою прыть. Через какое-то время, совсем запыхавшийся и раскрасневшийся Ильдис добрался до собственной цели. Тут у костра оказалось двое взрослых парней Глава 3. У истоков Великой реки и два мальчугана из их же тыщи. В отдалении от костра паслись два жеребца. На аква поверхности маленькой заводи показывался рядок скрученных из бересты поплавков сети.

Ильдис уважительно поприветствовал взрослых и сверстников, а потом попросил у их уголька для костра. Один из парней спросив у мальчугана, кто его отец Глава 3. У истоков Великой реки, утвердительно кивнув головой, разрешил ему взять уголёк.

Ильдису дали два прута и он, зажав ими большой и ярко-красный уголёк, поблагодарил владельцев и пустился в оборотный путь. Уже торопясь донести уголёк до места, мальчишка ещё раз стремительно оглядел одно приглянувшееся ему место и, убедившись, что нужно перебегать, стал Глава 3. У истоков Великой реки разводить тут собственный костёрок.

В конце концов огнь разгорелся и мальчишка, в итоге подбросив в костерок собранных вокруг веточек, побежал далее, иногда переходя на шаг, чтоб отдышаться.

Томпо, уже начавший волноваться, поднялся на бережок и увидел подбегающего Ильдиса.

- Ильдис. Хантан сюрян кяллин?85

- Место не плохое нашёл. Идёмте быстрее туда.

- Где это?

- Видишь Глава 3. У истоков Великой реки дым. Я там костёр специально развёл.

Мальчишки, продолжая разговарить, спустились к воде.

- Что нибудь изловили?

- Нет, даже и не клевало.

- Байбал! Собирайся. Я нашёл место лучше.

- Далековато?

- Не очень.

Так же разговаривая меж собой, друзья собрали снасти и воодушевленные возможностью выигрыша направились в направлении костра Ильдиса Глава 3. У истоков Великой реки.

Прийдя на место, Ильдис в отличие от друзей не стал сходу закидывать удочку, а подсобирал на берегу дровишек и подбросил их в костёр. Потом поджав под себя босоногие ноги, сел рядом с костром и достал из пазухи мешковатой полотняной рубашки толстую грубую лепёшку.

- Аал отум иччитя! Эхэкян барахсан Байанай!86.

- К Вам обращаюсь Глава 3. У истоков Великой реки я, сак-уранхай Ильдис. Я очень Вас прошу. Дайте нам сейчас малость рыбы. Это очень принципиально, так как мы можем проиграть наш спор, и над нами будут смеяться. Я обещаю, что мы ничего излишнего брать не будем, а всю небольшую рыбу отпустим. Помогите нам.

- Вот эту лепешку Глава 3. У истоков Великой реки. Я даю для тебя От эхэкян – и мальчишка отломив от лепёшки маленькой кусок бросил его в костёр.

- А эту лепёшку. Байанай я даю для тебя – отломив другой кусок, Ильдис встал и подойдя к берегу, положил его на воду.

Томпо и Байбал в это время уже посиживали в различных сторонах и Глава 3. У истоков Великой реки терпеливо смотрели на воду.

Ильдис поднял своё кореватое удилище, и ещё раз пристально осмотрев эту обнаруженную им заводь, решительно направился к воде.

Зажав в левой подмышке конец ошкуренного ивового удилища, Ильдис нацепил на крючок кусок всё той же лепёшки, немного плюнул на него и осмотрелся.

- Томпо, какая Глава 3. У истоков Великой реки глубина?


85) Ильдис. Хантан сюрян кяллин? – Ильдис. Ты откуда прибежал?, с якутского языка;

86) Аал отум иччитя! Эхэкян барахсан Байанай! – Властелин огня! Дедушка Байанай!, с якутского;

Потом вытащив из середины поплавка древесную иглу, которой регулировался бег поплавка по жилке, на глаз установил, требую глубину и забросил снасть. Аккуратненько подведя маленький сосновый поплавок к краю Глава 3. У истоков Великой реки видных на поверхности водорослей, мальчишка стал ждать поклёвки. Скрученная жилка, изготовленная из длинноватых конских волос, была видна в воздухе, но становилась невидимой в воде. Волос для жилки брали только из хвостов лошадок белоснежной масти. Более опытные рыбаки воспользовались более узкой жилкой, просто связывая концы нескольких длинноватых волос.

Через Глава 3. У истоков Великой реки некое время мальчишка увидел, что его поплавок немножко дрогнул, а позже, резко поднырнув, стал удирать в сторону. Ильдис здесь же резко подсёк и сходу ощутил тяжесть на том конце. Поначалу мальчишка попробовал сходу на весу вынуть рыбу из воды, но у него это не вышло. Тогда чуть поборовшись с Глава 3. У истоков Великой реки невидимой рыбой, он стал просто, водя удилищем из стороны в сторону подводить её к берегу. На шум борьбы подбежали Томпо и Байбальчик. В конце концов Ильдису удалось подвести видимо обессилившую рыбу впритирку к берегу и ребята, в конце концов, узрели её. Она была чуток короче, чем стрела. Томпо не выдержал Глава 3. У истоков Великой реки и, забежав в воду в полголени, руками выкинул её на сберегал. Большая серебристая рыба потрепыхалась на песке и застыла, конвульсивно хватая воздух ртом. Мальчишки обступили добычу и стали её осматривать. По общему воззрению, такую рыбу они ещё не встречали. Ильдис стал отцеплять рыбину от крючка, а Глава 3. У истоков Великой реки сейчас уже веселый Томпо бегом пустился к конкурентам, чтоб огорошить их новостью о поимке неслыханной рыбы.

Улов Ильдиса стал первым, да и не последним в сей день. Хотя более везучими оказались только взрослые рыбаки. В сети и другие снасти они наловили много ленков, хариусов и таковой же рыбы, какую Глава 3. У истоков Великой реки изловил и Ильдис. Более добычливыми оказались и вернувшиеся к вечеру охотники. Богатство зверья, которое наблюдалось во время похода, подтвердилось на первой же охоте. Вечерком, всюду в котлах уже варилось мясо добытых лосей и маралов. Фортуна на промысле подняла настроение всего люда и у многих костров ещё затемно охотники продолжали говорить сцены из Глава 3. У истоков Великой реки нынешней охоты.

На 2-ой денек отдыха, хан Калаш объявил сбор всех мынбасши тумена. Боотуров собрали в наибольшей юрте ставки. От места, где она была разбита, раскрывался замечательной красы пейзаж – голубое небо с белоснежными тучами над гладью огромного озера и дальние берега озера, которые были очерчены синими горами с заснеженными Глава 3. У истоков Великой реки верхушками.

Большая белоснежная ханская юрта снутри была убрана подходящим образом. На кереге - решетчатых стенах юрты висели шкуры волков и лис-корсаков, охотничьих трофеев хана.

На полу поверх толстых пестрых ковров лежат две полосатые шкуры бабыров87. Прямо перед ханом Калашем, большой черногривой головой к сидячим боотурам, расстелена шкура сейчас уже Глава 3. У истоков Великой реки изредка встречающегося хахая88. Меж шкурами на кереге развешано различное отлично выделанное прохладное орудие

В юрте, в общем кругу боотуров, рядом с Чолбон-боотуром посиживают оба его отпрыска. Совет у хана начался не так издавна и на данный момент только окончил гласить младший из всех мынбасши Нюргун-боотур Глава 3. У истоков Великой реки. Предводитель передового отряда, который первым прибыл сюда и организовавший разведку близкорасположенной местности, Нюргун-боотур выложил всё, что ему удалось выяснить от тунгусов, и то, в чём он сам лично удостоверился. Ранее Чолбон-боотур хану коротко обсказал состояние всего тумена.

Хан Калаш, сейчас в денек отдыха и в отличие от боотуров не Глава 3. У истоков Великой реки в доспехах, а в кафтане обычного кроя. Он пристально слушал каждого говорившего и равномерно в его голове выстраилась последующая картина:

- Мои познания о тунгусах подтверждаются. Как такого страны у тунгусов - нет. Есть схожие племена, возглавляемые старейшинами-вождями.

- В главном тунгусы живут, кочуя по тайге одним семейством. В ближайших границах Глава 3. У истоков Великой реки есть от 6 до 10 больших стойбищ местных тунгусов, возглавляемых своими старейшинами.

- Тот тунгусский отряд, что выполнил нападение на наш передовой отряд, был не неизменным, и включал максимум вероятных воинов, которых могли выставить местные тунгусские племена. Сейчас после первого и осязаемого поражения это маленькое тунгусское войско должно быть просто разбежалось Глава 3. У истоков Великой реки по стойбищам и навряд ли соберется, пока не объявится новый решительный и выдающийся вояка, готовый постоять за свою землю.

- Это огромное озеро именуется Баргуз. Река, что впадает в Баргуз, именуется - Верхняя Селенга, а та, что вытекает из озера - Нижняя Селенга. Но река эта всегда течёт на запад.

- В горных отрогах на Глава 3. У истоков Великой реки западном берегу озера Баргуз, в 6 деньках пешего хода берет свои истоки другая река. Тунгусы зовут эту реку - Елюй. Река эта сначала маленькая, течет посреди тайги и гор, а позже набирает силу. И река эта, меж иным, несёт свои воды прямо на север. И вероятнее всего, эта Глава 3. У истоков Великой реки река и есть та разыскиваемая нами Илин эрюс89.

- Предстоит только переправиться через Нижнюю Селенгу и выйти к Илин өрюс, чтоб позже двинутся повдоль ее русла далее на север.

87) бабыр – тигр, это заглавие сохранилось в устной памяти и языке народа саха и доныне;

88) хахай – лев, это заглавие также сохранилось в Глава 3. У истоков Великой реки устной памяти и языке, и время от времени его используют в отношении человека, когда желают охарактеризовать его сурового человека;

89) Илин эрюс – в переводе с якутского «Восточная река», река Елена - основная аква артерия Якутии;

- Переправа через Селенгу вероятна только ниже по течению, в одном дневном переходе отсюда. Река очень мощная, чтоб с ней Глава 3. У истоков Великой реки не считаться.

И всё это время, пока хан выстраивал эти мысли, боотуры молчком посиживали в ожидании ханского решения, а трое пленных тунгусов под охраной всё так же стояли снаружи юрты.

Чолбон-боотур, во время похода пристально изучавший и старавшийся пристроиться к хану, уже уяснил себе поведенческую Глава 3. У истоков Великой реки модель младшего брата Величавого хана, и сейчас, сидя на ковре в его шатре старался предвидеть ход мыслей хана Калаша.

- Я бы на его месте, сперва постарался совсем решить делему с местными тунгусами. Хоть они и плохие вояки, но оставлять их в тылу не поставив их на своё место не стоит. Так и Глава 3. У истоков Великой реки нужно сделать. Чолбон? Какой Чолбон?

- Кто-то меня кличёт? Ах да это меня – в конце концов сообразив, что к нему обращается хан Калаш, Чолбон-боотур стремительно нашелся – Слушаю, мой властелин!

- Чолбон-боотур! Завтра сам осмотри место вероятной переправы. Позже мы с тобой подумаем как быть далее. А этих Глава 3. У истоков Великой реки троих – хан прямо указал пальцем на пленных тунгусов – этих троих отпустить к своим. Но пусть передадут своим, что я жду всех их предводителей через три денька. Так пусть и передадут. Всё на этом, сейчас и закончим.
Все свободны.

...

Выехав утром пораньше, темник отважился добраться к обозначенному месту, идя Глава 3. У истоков Великой реки повдоль берега река, что бы по пути лично убедиться в отсутствии других вариантов. Когда в конце концов маленькой отряд добрался до искомого места у слияния 2-ух рек, то нашел там одиноких чум. Лицезрев вооруженных всадников необыкновенного вида, бывшее там семейство тунгусов, попробовало спастись бегством на собственной утлой лодчонке. Посланный вдогон, толмач Глава 3. У истоков Великой реки Хабарка смог докричаться до их и они поверив ему на слово, неуверенно, но всё таки возвратились, и после в сопровождении всё такого же толмача подошли к собственному чуму, где их уже ждали спешившиеся боотуры. Единственная их собака вначала попробовала облаять непрошенных гостей, но когда на неё Глава 3. У истоков Великой реки цыкнул один из воинов, замолчала и поджав хвост стремительно скрылась в жилье.

Что бы как то разрядить обстановку, Нюргун-боотур отослал всех собственных воинов подальше и через Хабарку обратился к мужчине – Мы саки-уранхаи и пришли в твой дом с миром. Не страшитесь! Мы никого не тронем и скоро уйдем. Как Глава 3. У истоков Великой реки тебя зовут и что ты здесь делаешь?

Пока Нюргун-боотур гласил, а Хабарка переводил, тунгус удивленно смотрел то на толмача, то на 2-ух видных воинов, стоявших прямо перед ним.

Чумазые на вид малыши, трёх и 6 лет, при всем этом неуверенно выглядывали, спрятавшись за собственной мамой.

Тунгус видимо осознав, что Глава 3. У истоков Великой реки ему и его домочадцам пока ничто не грозит, начал отвечать на вопросы – Я, Чилчикэн, а это моя семья, супруга Селенга и детки. Я тут охочусь и ловлю рыбу.

- Так ты отлично знаешь эти места, Чилчикэн?

- Да. Я всю жизнь живу в этих местах.

- Вот эта река Селенга, в какую сторону Глава 3. У истоков Великой реки далее она течёт по вашим землям?

- Это река наша мать-кормилица. Далее она течёт прямо на закат солнца.

- А вот эта другая река, что же это все-таки за река?

- Это речка Бойчикан, она течет вон с тех с гор, за которыми тоже огромное озеро.

- Вон из числа тех Глава 3. У истоков Великой реки гор?

Пока распросы тунгуса длилось, Чолбон-боотур пристально слушал его ответы и вдруг внезапно задал тунгусу всего только один вопрос – Ты знаешь где находится большая река, которая течёт прямо на север?

Появилось неудобное молчание...

- Этот самый главный – отметил про себя тунгус, переведя взгляд с Нюргун-боотура на Чолбон-боотура Глава 3. У истоков Великой реки и поболее пристально рассмотрев его.

- Но он тут всё будет решать, и ему нужно гласить правду – уже совсем обусловился сам с собой Чилчикэн.

- Большая река которая течёт на север?

- Да?

- Из этих мест прямо на север течёт только речка Елюй90. Я знаю её. Зимой я там Глава 3. У истоков Великой реки бывает ловлю соболей. Но это не такая большая река как Селенга

- И как до неё дойти? – задал уже последующий вопрос туменбасши.

- Чтоб добраться до речки Елюй, нужно просто переправиться на тот сберегал и отправиться вглубь гор, вон по той большой пади – и Чилчикэн показал боотуром на обратный сберегал реки.

- Вон по той Глава 3. У истоков Великой реки? И как длительно до неё идти, Чилчикэн?

- Если налегке то четыре денька. Прямо на неё и выйдите.

- Отлично. Чилчикэн! Мы ещё сюда вернёмся. Но ты никого не страшись. Всем гласи, что Чолбон-боотур разрешил для тебя и твоей семье жить и охотиться в этих местах.

- Чолбон-боотур Глава 3. У истоков Великой реки?

- Да. Это я.

- Так. Нюргун! Если отсюда есть прямой до Восточной реки, то это просто прекрасно. Пойдем поглядим на реку поблизости.

90) река Елюй – тунгусское заглавие реки Елена;

Оба боотура, оставив в покое тунгускую семью, прошли прямо к берегу Нижней Селенги и огляделись. Ранешние доклады разведки тумена оказались правильными. Было Глава 3. У истоков Великой реки видно, что русло реки кое-где чуток выше стало обширнее и течение Селенги замедлилось. Ниже по течению был виден полуостров. Впадавшая слева другая река не особо и сказывалась на быстроте течения Селенги. Со слов Чилчикэна выходило, что это была та горная речка, повдоль которой уранхаи шли через горы от озера Хобсогол Глава 3. У истоков Великой реки. К тому же, сходу за Селенгой раскрывался прямой проход к одной из целей похода – выход к речке Елюй либо Восточной реке.

В конце концов всё обсудив, боотуры направились к жеребцам.

Чилчикэн стоя у собственного чума, следил за прищельцами со стороны пока они не сели верхом на собственных диковинных животных и Глава 3. У истоков Великой реки не скрылись из виду, направившись на восток.

...

Чолбон-боотур и Нюргун-боотур в сопровождении сотки воинов ворачивались после осмотра места будущей переправы. Низкие степные жеребцы подгоняемые наездниками шли довольно резвой рысью по открытой речной равнине, но уже вечерело и Нюргун-боотур предложил темнику заночевать в пути.

- Сколько Глава 3. У истоков Великой реки нам ещё ехать? – спросил тот в ответ.

- До мглы не доберёмся, это точно.

- Уверен?

- Да.

- Хорошо. Только нужно отыскать комфортное место...

Скоро в степи у одинокого березового колка разгорелись костры.

...

Уже поев походной вяленой конины, Чолбон-боотур сидя у костра, на снятом с жеребца седле, вкупе со своим юным тысячником дискуссировал Глава 3. У истоков Великой реки бой его тыщи с тунгусской засадой. Огнь костра освещал красновато-желтым цветом лица разговаривавших боотуров и присваивал разговору атмосферу некоторой таинственности.

- Место для засады, Нюргун-боотур они избрали самое безупречное. Река, горы, лес и узенький проход. Впредь будь особо осмотрителен в схожих местах.

- Да... что ни гласи, а Глава 3. У истоков Великой реки охотник, это тот же вояка.

- Нюргун! Разница меж ними всё таки есть. И она заключается в понимании необходимости убийства. Один убивает зверька и убивает ради добычи еды, а другой, должен уничтожить человека и уничтожить только для того, чтоб остаться в живых самому.

- Но есть и то, что их соединяет Глава 3. У истоков Великой реки воединыжды. Ни тот и ни другой не убивают просто так, от нечего делать. Только тогда, когда необходимо и только для того, чтоб жили другие.

Вокруг в тиши ночи был слышен гул комаров и нет же доносилось фырканье жеребцов.

Практически в это самое время, мучавшийся бессонницей хан Калаш Глава 3. У истоков Великой реки также обдымывал грядущий поход - Как ни крути, а через Селенгу нужно будет переправиться. Где и как, это уже и непринципиально.

- Было бы отлично бросить тут часть людей для контроля над этой местностью, но нас очень не много.

- Да … земли эти очень богаты. Даже озеро просто кишит рыбой и зверьем.

- Пусть Глава 3. У истоков Великой реки и будет Байкёлем91 – Богатым озером, а не Баргузом каким-то. Пусть так и будет. Завтра нужно будем всем и объявить.

Этим и завершился денек.

Ещё до пополудни Чолбон-боотур тщательно обсказал хану Калашу результаты собственной поездки к месту грядущей переправы.

Получив новые указания хана, Чолбон-боотур приступил к подготовке тумена к Глава 3. У истоков Великой реки превосходной переправе. А она должна была стать превосходной, ибо степнякам сакам-уранхаям ещё не приходилось преодолевать реку схожей ширины и такового течения.

Ориентировав собственных тысячников о грядущих действиях и поставив им задачки по порядку выдвижения к месту переправы, Чолбон-боотур распорядился собрать всех мастеровых тумена на Глава 3. У истоков Великой реки берегу и свести туда 10-ка четыре кедровых стволов. Уже после пополудни, Чолбон-боотур в приподнятом настроении оседлал собственного скакуна и пустился к реке, туда, где показывалось скопление люда.

Солнце уже наполовину скрылось за краем отдалёких гор, а Чолбон-боотур всё ещё был на берегу Селенги, где вкупе с тысячниками и мастеровыми Глава 3. У истоков Великой реки пробовал обусловиться с более обычный в изготовлении и сразу надёжной конструкцией плота. Вопрос об изготовлении лодок даже не рассматривался, ибо была явна их нецелесообразность. Собравшиеся на берегу, уже пришли к одному общему воззрению. Выходило, что для переправы будет необходимо менее пятидесяти огромных плотов. С их размером тоже обусловились Глава 3. У истоков Великой реки и сейчас только выбирали более лучшую конструкцию. Мастеровые проявили боотурам три варианта сборки плотов, но к их огорчению Чолбон-боотура они не удовлетворили.

1-ый метод заключался в обычной связке бревен с помощью веревок и сыромятных кожаных ремней и был просто ненадежным, потому что был чреват их размачиванием, что Глава 3. У истоков Великой реки неизбежно приведет к ослаблению связок.

91) Байкёль – современное озеро Байкал, с якутского языка;

2-ой предложенный вариант подразумевал крепление бревён к другу оковём прибивки к ним поперечных жердей, но этот метод добивался выделки на месте огромного количества железных гвоздиков, что в критериях похода было проблемно и не нужно. Ещё один метод был предложен мастеровым Глава 3. У истоков Великой реки Ахчанныр-уусом92, но он был более трудоёмким по сопоставлению с другими вариациями. Его сущность заключалась в том, что в концевых частях бревен высверливались отверстия, в которые вбивались маленькие колышки и на которые позже своими отверстиями вдевались примыкающие бревна.

Денек заканчивался и темник неудовлетворенный плодами работы так Глава 3. У истоков Великой реки и объвил мастеровым – Уусы! Таковой крепчалёж плотов не пойдет. Думайте. У вас есть ещё один денек.

Высказав своё решение, Чолбон-боотур направился к ожидавшим его воякам. Следом за ним двинулись, и все тысячники. Скоро боотуры уже верхом плотной кучкой подымалиь ввысь по пологому склону.

Мастеровые тумена, плотники и кузнецы остались на берегу Глава 3. У истоков Великой реки.

Деньки стоянки в округах озера Байкёль пропархали стремительно, но все успели вернуть свои силы и были готовы опять двинуться далее. С утра шестого денька тумен уже снялся с временной стоянки и направился вниз по течению реки. На этот переход к месту переправы ушёл весь денек.

Тут, всё Глава 3. У истоков Великой реки на том же месте стоял чум Чилчикэна. Когда посланцы Нюргун-боотура подъехали к чуму, там оказалась только дама с детками. Как оказывается, сам гла


glava-30-razreshenie-ekonomicheskih-uchebnik-dlya-studentov-yuridicheskih-vuzov-i-fakultetov-izdanie-trete-ispravlennoe.html
glava-30-sredstva-vliyayushie-na-funkcii-organov-pishevareniya.html
glava-30-u-menya-vsego-para-voprosov.html